Расстановки

Главная » Статьи о методе расст... » Аборт
Добро пожаловать на первый белорусский сайт о системных расстановках.
Спасибо, что зашли к нам в гости!
Мы - первые! Мы - лучшие!

Аборт

Аборт
Автор: Луковникова М.В. детский, медицинский психолог.

Для женщин, переживших аборт, эта статья может показаться тяжёлой. Но если этого не испугаться и открыться этой теме в себе, то можно увидеть выход. Эта статья не ставит перед собой задачу смягчения душевной боли, связанной с абортом. Важно понимание сути этого процесса и его последствий. Видя картину происходящего, ориентироваться легче. Ибо кто осведомлён, тот вооружён.

Тема аборта будет актуальной всегда, пока существует человечество. Это, пожалуй, одна из самых важных и тяжёлых тем, т.к. она всегда имеет далеко идущие последствия для всей семьи и потомков. Не смотря на отрицательное отношение многих религий к аборту или положительное отношение тех, для кого аборт оказался спасением, тему аборта нельзя рассматривать только в категориях «добра и зла». Это многоплановая тема, объёмная и глубокая. Гораздо важнее увидеть ту силу и влияние, которое оказывает аборт на семейную систему. Такое понимание позволяет найти пространство для правильного отношения и взаимодействия с этой темой, даёт силы наполнено жить, во многом нейтрализуя негативные последствия случившегося. И, как следствие, живущие дети смогут освободиться от тяжёлого влияния аборта.

Дети, имеющие абортированных братьев и сестёр, – это особые дети. Их объединяет высокое и устойчивое чувство тревоги, страх, вина и низкая самооценка (зачастую они продолжают грызть ногти, спать со светом даже став взрослыми). Они чаще болеют, снижен интерес к жизни и стрессоустойчивость, у них чаще встречаются проблемы с поведением. У таких детей обычно возникают проблемы со вниманием, про них говорят, что они рассеянны, несобранны, неорганизованны - «летают в облаках».

Кроме того, обычен страх перед жизнью, страх одиночества и самый жуткий страх – потерять маму навсегда (отсюда болезненная связь с матерью). Эти страхи не осознаваемы. В общении с такими детьми бесполезны любые доводы по поводу нелепости их страхов. Тревоги действительно далеки от реальности ребёнка, потому что имеют отношение к реальности взрослых. Зачастую мамы злятся на детей, видя неуверенность, тревожность и нелепость их поведения, испытывая при этом чувство вины по поводу собственного материнства. Но бывает и так, что невроз её ребёнка имеет начало даже не у неё самой, а у её матери, бабушки или прабабушки.

Когда женщина теряет ребёнка, её чувства «замораживаются». Т.к. душевная боль слишком сильна. А для живых детей это означает, что теперь мама может быть с ними рядом только частично. Потому что её душа продолжает оплакивать потерянных детей (даже если на сознательном уровне женщина предпочитает не вспоминать об абортированных детях). Душевно, энергетически женщина отдаляется от жизни. Теперь она там, где её боль. Её бессознательно начинает тянуть в смерть. Чем больше потерянных детей, тем большая часть души «замораживается».

Влияние на женское здоровье оказывают не только собственные аборты женщины (или гибель её детей), но и боль от потери детей её матерью, бабушкой или прабабушкой. Остаётся неизгладимый отпечаток в поле рода, который передаётся из поколения в поколение. И женщины, рождающиеся далее в роду, несут его в своей душе и теле. Фибромы, миомы, эрозии, кисты, мастопатия, бесплодие (по различным причинам) и т.п. – эти заболевания имеют психологические родовые корни. Нередко женщина продолжает «вынашивать» потерянных детей в виде заболевания.

Однажды к нам обратилась молодая женщина с проблемой бесплодия по причине эндометриоза яичников. Уже было сделано четыре операции, но процесс заболевания не прекращался. Женщина готовилась к пятой операции. Через расстановку она хотела понять, с чем связано постоянное возобновление её болезни. Кроме того, в её душе жил сильный страх беременности, с которым она ничего не могла поделать. У самой клиентки абортов не было. Она рассказала, что у её матери было большое количество абортов, у бабушки были выкидыши и аборты, а у прабабушки умерло много детей из-за болезней. В ходе расстановки было видно, что клиентка единственная, кто смотрит на всех потерянных детей в роду. Она готова их опекать, оберегать. Испытывает к ним тёплые материнские чувства. И кроме этого, она несёт в своей душе (и в яичниках) всю скорбь женщин своего рода о потерянных детях. А её симптом выполняет очень важную функцию для неё самой. Он оберегает женщину от душевной боли, связанной с потерей детей. Как буфер смягчая и принимая «удар» на себя. Кроме того, симптом несёт в себе вину и невыплаканные слёзы женщин её рода, потерявших своих детей. Заместительница клиентки держалась за симптом как за спасательный круг, который невозможно отпустить. Иначе душевная боль поглотит её.

Становится понятным, почему для женщины было так важно сохранять свой симптом. И для чего она мастерски «выращивала» его себе снова и снова. Важным решением для клиентки было глубокое уважение к выбору женщин её рода, согласие с этим выбором. Самым сложным оказалось согласиться в своей душе с теми последствиями, которые имели аборты для членов её рода.

Примерно через год женщина сообщила, что операция прошла успешно. Заболевание в течение этого времени больше не возобновлялось.

Другая женщина обратилась с заболеванием – фиброма. Узлов было несколько. Женщину беспокоило не столько само заболевание, а тот факт, что узлы начали стремительно расти. Фибромы есть у многих женщин в её роду по женской ветке (у сестёр, матери, бабушки). Женщина сообщила, что у её бабушки и матери было большое количество абортов. У самой женщины тоже был аборт. В процессе расстановки заместители всех трёх узлов (фибром) вели себя как маленькие дети, а заместительница клиентки нежно опекала их как своих детей. Когда в расстановку были введены абортированные дети бабушки и мамы, а также её собственный абортированный ребёнок, фибромы перестали вести себя как дети, потеряв интерес к заместителю клиентки. Другими словами, женщина продолжала «вынашивать» абортированных детей бабушки, мамы и своего ребёнка в виде заболевания. Бабушке и маме было невыносимо тяжело смотреть на своих абортированных детей. Тогда вместо них о детях «помнил» симптом клиентки. Женщине удалось в своей душе согласиться с судьбами и решением бабушки и мамы, а так же с судьбой этих детей. Она «вернула» детей своим матерям. А собственному ребёнку дала хорошее место в своём сердце.

Через шесть месяцев женщина сообщила, что узлы не только перестали расти, но даже уменьшились. Через год она родила ребенка.

Не только гинекологические заболевания бывают связаны с абортами в родовой системе. Молодая женщина обратилась по поводу хронического ринита. Её нос отказывался свободно дышать с детства. В процессе расстановки выявилось, что её нос не мог дышать из-за слёз. Слёз её матери по своим абортированным детям. Женщина на протяжении своей жизни, с любовью к маме, плакала вместо неё о потерянных детях через свой симптом.

Не только на девочках в роду сказываются последствия абортов.

Однажды, к нам обратился мужчина с сильными болями в позвоночнике. Большое количество грыж, остеохондроз…, но больше всего его беспокоило то, что сколько бы остеопат не ставил ему позвонки на место, они очень быстро «вылетали» опять. Расстановка показала, что у мужчины есть непреодолимое стремление в смерть. В расстановке выяснилось, что у него сильная связь с младшими абортированными детьми матери (т.е. его братьями и сестрами). Причем определяющим (т.е. включающим программу самоуничтожения) было состояние горя, безысходности и вины за то, что он не спас этих детей. Словно это было в его власти. Он испытывал при этом ненависть к матери, что она вероломно их убила. И только после того, как в образе мужчины появилось новое видение ситуации, пришло осознание того, что это решение лежит вне зоны его досягаемости. Заместитель клиента сказал: «Будто бы я всю жизнь жил с неприподъёмным грехом, а теперь я узнал, что моего греха нет. У меня со спины мешок с камнями упал и на сердце легко стало».

Дело в том, что между абортированными и живыми детьми существует сильная связь. Для живых детей очень важно, чтобы мама любила всех детей одинаково. Иначе из лояльности к умершим, живые дети как бы говорят: «Если мама вас не любит, то и мы отказываемся от маминой любви». А так же от полноты и радости жизни. Так и происходит. И тогда, между матерью и живыми детьми пролегает пропасть. Теперь их разделяет боль потери. Такие дети в будущем, да и в настоящем, живут с большим трудом, как будто они потеряли благословение на жизнь. Особенно ярко конфликт проявляется именно в счастливые, наполненные радостью, моменты жизни. Или даже в момент помысла о счастье. Например, вы купили для себя что-то новое, долгожданное, поехали отдыхать в красивое место или ещё только собираетесь, строите планы на будущее, влюбляетесь, создаёте семью, покупаете квартиру или делаете красивый ремонт. А может быть вы, наконец-то, нашли интересную и высокооплачиваемую работу. Или вас повысили в должности. Вот тогда-то и возникают «неуместные» чувства и переживания: странное чувство тоски, тревоги или вдруг сваливает с ног болезнь, или начинает всё валиться из рук, или появляется апатия и безразличие ко всему, так недавно желанному. Как говорила одна наша клиентка: «Я испытываю мучительную душевную тоску и чувство одиночества, когда добиваюсь успеха и признания» - у её матери было более десяти абортов.

Из любви к абортированным братьям и сёстрам, бессознательно отказываясь от жизни, ребенок в прямом смысле слова из жизни уйти не может. Поэтому для душевного равновесия необходимо сбалансировать внутри себя два взаимоисключающих стремления: жить и уйти из жизни. Именно этот баланс и осуществляют различные психологические и физиологические симптомы. Ребёнок как бы говорит: «Я живу, но в память о вас не испытываю полного счастья и радости от жизни». Или: «Я живу, но болею». Или: «Я живу, но стараюсь от жизни ничего не брать, как и вы» и т.п.

Нередко одной из причин детской агрессивности бывает бессознательная месть матери за абортированных братьев и сестёр, причём возраст ребёнка значения не имеет.

Если в системе были аборты, женщины, сами абортов не делавшие, неожиданно для себя начинают испытывать неадекватные чувства к материнству и к детям вообще. Это могут быть неприязнь, отвращение, ощущение бессмысленности материнства, страх беременности и/или нежелание иметь детей. Страх случайно покалечить уже рождённого ребёнка. Или появляется тревожное предчувствие, что с ребенком должно случиться что-то плохое, его можно потерять. Вместо гармоничного, спокойного состояния женского потока женщины начинают проживать чувство глубокой материнской несостоятельности и беспомощности. Возникает ощущение, что нет сил и возможности дать ребенку чего-то нужного и важного, будто не смотря на вложенные усилия, ребенок покинут и обделён. Кроме того, к удивлению матерей, они не чувствуют любви к своим детям, или к одному из них. Вместо радости общения мамы испытывают раздражение, усталость, даже отвращение и ненависть. А поскольку в таких «стыдных» чувствах страшно признаться даже себе самой, измученные мамы замыкаются, все больше наполняясь чувством вины и горечи. Все дальше отдаляясь от своих детей и от самих себя.

И трудно предположить, что эти тяжелые чувства, которые они проживают, являются перенятыми (т.е. им лично не принадлежат). Перенятыми бессознательно у женщин своего рода, которые когда-то сделав аборты, вместе с болью, вытеснили и свои чувства. Теперь, из любви к женщинам своего рода, потомки проживают их боль, только уже в своей собственной жизни. Поэтому перенятые чувства выглядят неадекватными.

Наши предки (до революции 17 года) хорошо это понимали. Одна наша клиентка рассказывала про судьбу своей прабабушки, которой не разрешили выйти замуж за любимого человека именно потому, что его мать когда-то сделала аборт.

Хотелось бы отдельно сказать об особенностях людей зачатых до аборта и после. Это несколько разные истории.

У детей, зачатых до аборта, есть в жизни опыт потока материнской любви, есть опыт пребывания в безопасном и гармоничном пространстве лона матери. Этим детям удалось пережить состояние безопасности, доверия, счастья и любви. Всё это прекращается позже, с первым абортом матери. Ребенок внезапно теряет мать. После аборта мать начинает тянуть в смерть – ребенок в панике. На бессознательном уровне он устремляет все свои душевные силы на спасение мамы и контроль над ней. Контролировать приходится её присутствие в жизни. Важно понимать, что для ребёнка душевное (а значит и энергетическое) присутствие матери означает, что его жизнь в безопасности. Часто, после аборта матери дети начинают хуже учиться, или становятся капризными, или начинают болеть. Во взаимоотношениях с матерью такие дети чувствуют себя ненужными, преданными, одинокими. Подобную отверженность ребенок начинает «объяснять» себе тем, что он плохой. И теперь он изо всех сил начинает возвращать существовавшее недавно материнское расположение и мир. Т.е. в его душе возникает образ, что он может и должен изменить ситуацию. Например, став помогающей фигурой для мамы: родителем, другом, психотерапевтом, смыслом жизни, клоуном-весельчаком. Кроме того, после аборта неминуемо портятся парные отношения родителей, которые уладить также берётся ребенок. Начинает расти сильное напряжение в его душе. Спасение матери превращается в миссию. Формируется болезненная связь. Став взрослыми, уже имея свои семьи, для этих людей приоритетными остаются отношения с матерью, с родительской семьёй, нежели отношения с партнером, детьми и своей жизнью. Складывается такое впечатление, будто эти люди когда-то в детстве «дали слово» спасти свою мать и продолжают держать его и по сей день. Даже ценой собственной жизни.

Кроме того, включается еще одна сложная динамика. Поскольку у живых детей сильная связь с абортированными братьями и сестрами, то дети, рожденные до аборта, на правах старшего ребенка начинают «опекать» тех, кто после них. А именно, из солидарности с умершими младшими детьми, старшие начинают отказываться от своей жизни. В том смысле, что жизнь перестает приносить радость, легкость, восторг от открытий и т.п. Появляется подавленность, опустошенность, возникает ощущение безрадостности бытия, нежелание что-либо делать, творить… другими словами, мало сил на жизнь. Такое душевное состояние приводит к физическим заболеваниям. Возможно, все выше перечисленное не видно сразу, но с годами, подобное состояние становится очевидным. Причем чем больше абортов, тем тяжелее состояние. Вплоть до суицидальных попыток. Таким образом, пытаясь смягчить и уравновесить мамину боль и вину, ребенок «смотрит» на детей, «скорбит», «оплакивает», «любит» и «заботится» о них вместо матери. Если эту бессознательную динамику можно было бы выразить словами, то она звучала бы так: «Если мама вас не любит, то это буду делать я» и «когда я отказываюсь от радости и полноты жизни – я с вами».

Поднаторев в роли спасателя в своей семье, впоследствии такие люди интуитивно предпочитают выбирать помогающие профессии, а в партнёрах у них нередко оказываются люди со сложной судьбой. Ведь их нужно спасать, а это то, что они умеют делать лучше всего, и то, за что они себя действительно ценят. Пока спасаешь, имеешь право жить. В этот момент они чувствуют радость, освобождение, легкость, силу. И так от спасения к спасению, пока есть кого спасать. Радоваться, любить и принимать любовь «просто так» для них затруднительно.

Дети, зачатые после аборта, имеют несколько иную историю. В момент зачатия душа попадает туда, где живет память об убийстве. На бессознательном уровне у таких детей отсутствует опыт доверия и счастья в отношениях с матерью. И, более того, существует бессознательный страх, что мать может их убить так же, как и предыдущих детей. Конечно, психика имеет защитные механизмы. И, к счастью, они хорошо работают, но историю не вычеркнуть. Такие люди отличаются повышенным уровнем тревожности, их чаще мучают страхи. У них нередко без причины подавленное эмоциональное состояние, апатия, депрессии. Ослабленная иммунная система. В жизни им сложно на что-либо претендовать, они чаще спиваются, употребляют наркотики. У них чаще, чем у других, встречается нарушение пищевого поведения. На бессознательном уровне они ведут саморазрушающий образ жизни, часто «ходят по лезвию ножа», высок уровень травматичности. Среди этих детей достаточно часто встречаются дерзкие «реаниматологи», которые устраивают маме такую жизнь, что у нее все время «волосы дыбом» и она вынуждена быть всегда на «низком старте». С одной стороны, ребенка тянет к своим абортированным братьям и сёстрам, а с дугой стороны своим состоянием и поведением он останавливает мать от движения в смерть: – «Я устрою тебе такую жизнь, что ты будешь смотреть не на боль, а на меня». Теперь мама занята им, она не смотрит в смерть, ребенок успокаивается – можно жить.

Среди них много людей, которые очень привязаны к животным - спасают, заботятся, любят. Нередко выбирают профессии, связанные с животными: ветеринары, дрессировщики, заводчики и т.п. От них нередко можно услышать: «Я животных люблю больше, чем людей. Люди жестоки и бездушны, а животные добры и беззащитны». Словно через общение с животными они пытаются восстановить доверие к миру, к матери. Устанавливая отношения с другими людьми, они мало учитывают свои желания и интересы. Например, могут годами оставаться на работе, которая для них невыносима, или поддерживать отношения, которые их разрушают и т.п. Среди них чаще встречаются люди, у которых мало что ладится в жизни, словно тяжелый рок преследует их. Сложно найти работу (они часто вообще не знают чем хотят заниматься в жизни, а если и знают, то это не доходит до реализации или реализуется с невероятным трудом), сложно создать семью и/или сохранить семью, много проблем со здоровьем, с детьми… Словно они расплачиваются за свою жизнь – искупают каждый свой день, неосознанно делая свою жизнь тяжелой. Эти люди не чувствуют вкус жизни, пока она течет сама по себе. Они вынуждены создавать себе (и, как следствие, окружающим) экстрим и только на пике этих ситуаций они чувствуют вкус и остроту жизни. Речь не только об экстремальных видах спорта, это любые сложные, как правило, негативно эмоционально заряженные жизненные ситуации.

Если их бессознательные взаимоотношения с абортированными братьями и сестрами можно было бы выразить одной фразой, то она звучала бы так: «Цена моей жизни – ваша смерть». Ведь если бы родились предыдущие дети, то этого ребёнка скорее всего бы не было. И теперь этот ребёнок бессознательно стремится к ним, так как принять жизнь за такую высокую цену очень сложно. Их состояние можно сравнить с человеком, у которого, например, расстреляли всю семью, а он один выжил. Очень тягостно оставаться.

Во взаимоотношениях с матерью этот ребенок чувствует себя обделённым, ненужным, плохим, есть ощущение, что его не любят и не понимают. И это не зависимо от поведения матери. Таким детям часто присуще чувство глубокого одиночества, обиды и тоски. В браке таким людям тоже не просто. Очень сложно сочетать бессознательную тягу в смерть и обязательства перед жизнью. Поэтому, например, женщина (родившаяся после абортов матери) чаще всего в партнёры выбирает мужчину «не желающего» жить: алкоголика, наркомана, человека, бессознательно подвергающего свою жизнь опасности (или рядом с ней он становится таким). А если этот мужчина крепок в жизни, то бессознательно она будет стремиться разрушить семью. Т.к. его активная включенность в жизнь создаёт у неё сильный внутренний конфликт. Ей и без того тяжело удерживать баланс между жизнью и смертью, т.е. жить так, чтобы было не заметно, что живёшь. В принципе, этот баланс соблюдают и дети, родившиеся до аборта.

Практика показала ещё оду интересную закономерность. Люди, которые не знают - какие они у мамы по счёту (например, он от третьей беременности, а его называют первым ребёнком в семье), никак не могут найти своё место в жизни в прямом и в переносном смысле слова. Родовая система устроена таким образом, что каждый вновь родившийся член системы, получая своё законное место в роду, вместе с ним получает и ресурс именно этого места. Т.е. первый ребенок получает свой поток силы под те функции и запросы, которые предъявляет система к нему. Второй - свой, и т.д. На своём месте человек чувствует себя очень хорошо. Но если ребёнок пришел, например, третьим, а его воспитывают и воспринимают, как первого, предъявляют все требования и ожидания, как к первому ребёнку, он будет чувствовать себя очень тяжело. На бессознательном уровне он будет ощущать, что не справляется. У таких людей есть сложное ощущение, что они в жизни занимают не свое место, проживают не свою жизнь, им бывает очень трудно понять, чем же заниматься в жизни, что в этой жизни подходит именно им. Они как бы живут в заблуждении. И как только человек узнаёт, какой он именно по счёту, наступает большое облегчение. Это не значит, что мама должна сказать маленькому ребенку, что она делала аборты. Ребёнок не сможет это правильно воспринять, такая информация может даже нанести травму. Эту информацию можно оставить до того момента, когда он повзрослеет и с ним можно будет поговорить. Важно, чтобы мама в своей душе четко понимала, что у неё столько детей, сколько было беременностей. Этого достаточно, пока ребёнок маленький.

Вообще, если выразить через образ душевное состояние людей, чьи матери делали аборты, то это можно сравнить, например, с такой ситуацией: представьте себе, что на одной лестничной площадке одни соседи празднуют день свадьбы, а у соседей умирает ребёнок. Как быть? Праздник отменять поздно, гости собрались, а веселиться легко и непринуждённо теперь уже невозможно. Ощущение этого горя и траура наполняет пространство. Праздник проходит с этим тяжёлым чувством. Вроде бы праздник есть, а радости нет. Невозможно себе позволить радоваться - это ощущается как кощунство в такой ситуации. Вот, примерно, так на бессознательном уровне и ощущают себя в жизни люди, у которых матери, бабушки, прабабушки делали аборты. Теперь для того, чтобы научиться жить с этой болью, им придется проделать большую душевную работу. В результате чего обретается внутренняя сила, которая позволяет воспринимать и проживать жизнь на другом качественном уровне: более осознанно, более включено, более собранно. Появляется навык проживать жизнь, а не переживать наспех.

Отдельно хотелось бы сказать о таких семейных системах, где из поколения в поколение, от матери к дочери передается неприязнь к мужчинам, вплоть до ненависти. Системы, где женщины крайне негативно отзываются о мужчинах, испытывают глубокое неуважение и отрицание мужского. (см. статью «Отвергая отца…») Часто в таких семьях мужчин оскорбляют, «задвигают» на задний план, а женщины превозносятся. Практика показала, что эта ситуация в родовых системах в большинстве случаев тоже является следствием абортов.

Природа устроила женщин и мужчин таким образом, что только вместе они могут осуществить главное таинство жизни – рождение детей. Важно понимать, что только благодаря мужчине женщина по-настоящему становится женщиной. Сначала женское в девочке инициирует, а затем и подтверждает отец. Позже муж дает ей возможность открыть, осознать и созидать своё женское через роль жены и главную роль - матери. Мужчина женщине необходим для осуществления этой миссии. Поэтому по своей природе женщина глубоко заинтересована в мужчине. Её женское не может не любить мужское, так как без мужского не может состояться. Так же как и мужское не может выжить без женского. Это уже видно с 3-х летнего возраста, когда дочери начинают проявлять к папам свою любовь, нежность и заботу. Или 5-6-ти летние девочки стремятся привлечь внимание мальчиков, дружить с ними, пытаются понять, кто кому нравится. Разделенные мужское и женское теряют свой сакральный смысл.

И вот, когда женщина делает аборт, она словно противопоставляет себя вселенскому закону: «Через мужчину от Бога к женщине приходит новая жизнь, иная душа». После аборта, на бессознательном уровне, женщина начинает испытывать сильную вину перед мужчинами и мужским, как принципом, как потоком, несущим жизнь. А поскольку вина вытесняется, то на её место приходит другое «защитное» чувство – агрессия. Дальше, на бессознательном уровне, девочкам в этом роду передаётся программа отвержения мужского, а, следовательно, и мужчин вообще, что в будущем сильно затрудняет женскую самореализацию. Исключает шанс благополучных, тёплых, уважительных партнёрских отношений. Вместо сотрудничества женщины начинают «воевать» с мужчинами, перестают их уважать, ценить и любить. Совершенно не понимая, почему они это делают. Кстати, именно в таких системах женщины страдают от токсикоза во время беременности. В основе этого симптома, как показала практика, лежит неуважение к мужчине, отрицание мужского. А для женской души это противоестественно, ведь именно благодаря мужчине она становится матерью.

Нередко в расстановках видно, что огромное влияние на потомков оказывает и тот факт, что кто-то в роду делал аборты другим (раньше - бабки-повитухи, позднее - врачи).

Однажды к нам обратилась мама по поводу своего взрослого сына, у которого была тяжелая депрессия. Впервые она проявилась в подростковом возрасте, а с годами только усугублялась. Обладая двумя высшими образованиями, зная несколько языков, будучи умным и видным молодым человеком, он уже полгода почти не выходил из дома, бросил работу, почти не ел, спал днем, бодрствовал ночью – «сидел» в интернете. Не имел друзей. В ходе расстановки было видно, что движение в смерть её сына было связанно с огромной любовью к каким-то людям, предположительно к детям. На вопрос о потерянных детях в системе женщина рассказала, что у неё самой, у её матери и её бабушки абортов не было. Потом она добавила, что её мать всю жизнь проработала акушером-гинекологом и по долгу службы ей приходилось делать аборты. Мы решили проверить эту версию. Когда в расстановке появились абортированные дети пациенток бабушки, заместитель сына открыл глаза, встал и пошел к ним. Спустя некоторое время он обнял фигуру детей и произнёс: «Это то, что мне нужно. Так можно дышать». У её сына была глубокая идентификация со всеми абортированными детьми бабушкиных пациенток. Увидев это, женщина в недоумении спросила: «А какое отношение это может иметь к моему сыну? Это была её работа, а женщины сами шли на аборты, их же никто не заставлял». Тогда мы поставили в расстановку заместителя её матери, т.е. бабушку молодого человека. Её состояние было крайне тяжелым. Она сидела, раскачиваясь из стороны в сторону. На вопрос, что с ней происходит? Заместительница ответила: «Я проживаю нестерпимую боль – это какое-то вселенское горе». Тогда заместитель внука встал между бабушкой и абортированными детьми, пытаясь их соединить… . Через какое-то время бабушка смогла посмотреть на абортированных детей и их матерей. После чего, заместителю внука стало значительно лучше...

В своей душе, на бессознательном уровне, молодой человек как мог старался смягчать душевную боль бабушки (которую она сама не осознавала), будто бы ему было дано на это право и силы. Все это выглядело как великое служение чему–то, намного большему, чем он …

На примере этого отрывка из расстановочной работы хотелось бы показать, какое влияние аборт оказывает на душу, соприкасающуюся с ним. Оказалось не важным, по какую ты сторону баррикад, эта тема влияет одинаково сильно на всех, кто с ней соприкасается.

Складывается такое впечатление, что природа не запрограммировала женскую душу (да и мужскую тоже) на встречу с абортом в принципе (в отличие от смерти детей, где у психики есть ресурсы принять событие, согласиться с ним и продолжить жить дальше, без разрушительных последствий для потомков). Такое ощущение, что аборт действует на душу, как ядерный взрыв, после которого еще долгие годы самой женщине и ее системе предстоит приходить в норму. Это видно по тяжёлым и неотвратимым последствиям для неё самой и её потомков. Так же практика показала, что влияние аборта на девочек несколько тяжелее, чем на мальчиков, возможно потому, что удар приходится по самой сути женского - материнству.

По законам природы и нашего бессознательного – для материнской души нет никаких причин, оправдывающих отказ от ребёнка. Ранее расстановщики полагали, что чем меньше срок, на котором женщина сделала аборт, тем слабее это влияет на систему. Но вскоре практика показала иное. Оказалось, что потеря ребёнка на любом сроке беременности (и даже если тому была объективно веская причина) женской душой воспринимается трагически. И теперь эта боль отдаляет женщину от мужа и детей, разрушая парные и детско-родительские отношения.

Однажды к нам обратилась мама по поводу тяжёлого невроза своей шестилетней дочери. Девочка закатывала истерики по любому поводу, выгрызала ногти, вырывала волосы, спала только в постели родителей (её мучили ночные кошмары). Кроме того, у неё периодически бывал энурез и головные боли.

Когда мы стали работать, оказалось, что девочка была восьмым ребёнком мамы, семеро до неё были абортированы. Женщина была убеждена и вела себя так, как будто у неё только один ребёнок. А аборт, по её мнению, это «лишь удаление нароста из лишних клеток». Однако для её души картина была другой. Душевная боль мамы об этих потерянных детях была такой силы, что внутренним стремлением её души было одно – уйти из жизни вслед за абортированными детьми. И ей уже было не до дочери, слишком сильна душевная боль. Девочка, испытывая реальный страх потерять маму навсегда, всеми своими симптомами пыталась остановить маму от ухода. В ходе расстановки женщина осознала, что у неё не один, а восемь детей. И для каждого в её сердце может быть хорошее место. Сердце её впервые смягчилось и наполнилось любовью. Она словно очнулась ото сна.… А с дочерью начали происходить чудеса. Через два месяца из всех симптомов остался, сильно изменившись, только один. Девочка приходила к маме в постель под утро, полежать обнявшись.

Другая мама отчаялась вылечить тяжёлую аллергию своего малыша. Оказалось, что причиной симптома был первый (вынужденный) аборт матери. Расстановка показала, что живому ребёнку было не по силам замещать для мамы её первого потерянного ребёнка. После того, как женщина признала, что у неё двое детей, а живой ребёнок только второй – состояние её малыша значительно улучшилось.

Если мама смотрит только на живых детей и не смотрит на умерших, то живому ребёнку приходится замещать для матери умерших детей. Это тяжело для него и его судьбы. Но если мать признаёт своих абортированных детей, тогда живые дети свободны в своём развитии и проблемы не возникает.

Кроме того, повышенная травматичность детей нередко бывает связана с тенденцией ухода из жизни вслед за абортированными братьями и сёстрами. Одна мама сообщила, что две её дочери 7 и 10 лет как заколдованные постоянно обжигаются и режутся «на пустом месте». Все эти травмы, по её словам, были абсурдны. Женщина сообщила, что у неё было девять абортов, и она до сих пор с болью вспоминает об этом. В процессе расстановки стало видно, что у обеих дочерей одно желание – спасти маму от боли и вернуть в жизнь. Их переплетение звучало так: «Лучше мы уйдём, чем ты». Когда женщина поняла, что именно происходит в её системе, она многое переосмыслила. Через несколько месяцев женщина позвонила и сообщила, что за всё это время не было ни одной травмы, ни у одной из дочерей.

Ещё одна мама, придя на прием, сообщила, что её сын постоянно ворует деньги, причём не только у неё, но и у её подруг, приходящих к ним в дом. Самое непонятное для мамы в поведении сына было то, что на все эти деньги он покупал подарки своим друзьям. На вопросы мамы, зачем он это делает, мальчик ничего внятного ответить не мог. В расстановке выяснилось, что её абортированные дети не были приняты женщиной. Чтобы не чувствовать душевную боль, она старалась жить так, словно ничего не произошло. Тогда сын вместо мамы стал «заботиться» о своих абортированных братьях и сёстрах. Мальчик своим симптомом говорил маме: «Если ты не заботишься о них, то я буду делать это вместо тебя». Делая друзьям подарки, купленные на украденные деньги, на самом деле мальчик «передавал» любовь мамы её потерянным детям. Т.е. подарки были и не от него, и не друзьям. А через него, словно сама мама одаривала абортированных детей. Ведь в душе женщина знала, что у них она отняла всё. Когда мама в своей душе дала хорошее место своим потерянным детям, сын перестал воровать, причем даже незаметно для себя самого.

Теряя детей, мужья страдают ничуть не меньше. В расстановках видно, если женщина отказывается в своей душе принять факт потери, то мужчина берёт на себя и боль жены тоже. Даже если внешне это не заметно.

Однажды к нам обратилась женщина по поводу своего мужа. Женщину беспокоило, что муж общению с ней предпочитает выпивку с друзьями. Кроме того, он стал агрессивен и супруги сильно отдалились друг от друга. В ходе расстановки стало очевидным, что муж кого-то ищет и никак не может найти. На вопрос, были ли аборты в этой паре, женщина сообщила, что втайне от мужа сделала аборт. Когда в расстановку был введён абортированный ребёнок этой пары, муж успокоился. Это был тот, кого он искал. Уходя из дома, отец душой искал потерянного ребёнка. В процессе расстановки женщине удалось принять своего абортированного ребёнка, согласиться с фактом аборта, взять ответственность за это решение.

Через некоторое время женщина сообщила, что отношения в паре стали намного комфортнее. Супруг успокоился.

В практике нам не раз приходилось сталкиваться с тем, что некоторые мужья после аборта жены вдруг становятся обладателями странной импотенции и, именно, по отношению к жене. На уровне души, отец ребёнка очень тяжело проживает эту смерть. Много смешанных чувств: и отвержение, и предательство, оскорбление и унижение мужского, и безысходность, а главное ощущение пропасти, которая пролегает между мужчиной и женщиной. И тогда, в ответ на всю эту боль, появляется хорошее решение в виде симптома, через который мужчина как бы говорит своей жене: «Я не хочу становиться соучастником убийства собственных детей». (Это к вопросу о бытующем мнении среди женщин, что мужчины жестоки, черствы и бесчувственны). Практика показала, что мужчину на бессознательном уровне тоже тянет вслед за своими абортированными детьми, даже если он не знал об аборте партнёрши. Так же и у его детей, родившихся в браке, существует сильная связь с его абортированными детьми от предыдущих отношений.

Неоднократно в нашей практике встречались случаи, когда женщины, даже за годы психотерапии, не могли восстановить контакт с матерью. Притом, что обе стороны стремились друг другу навстречу. И как оказывалось, препятствием, вставшим между мамой и дочерью, становились именно абортированные дети отца от предыдущих отношений. У дочерей были идентификации с ними и женщинами отца, которым пришлось сделать аборт. Особенно сильными были завязки, если женщины отца были обижены, а отец не придавал этому должного значения. Тогда из любви к этим женщинам и не родившимся братьям и сестрам, дочери брали на себя «обязательства». И их переплетение звучало, примерно, так: «Дорогой папа. Если ты не смотришь на них, то это буду делать я, вместо тебя… Дорогие женщины отца, цена моей жизни - потеря вашей любви и ваших детей… Дорогие братья и сестры, цена моей жизни – ваша смерть». (Если бы папа остался с одной из них, то не встретил бы маму, и ее бы не было.) Трудно себе представить, что при такой бессознательной динамике дочь может с легким сердцем пойти к матери и в свою счастливую семейную жизнь. И только после проделанной работы дочерям удавалось оставить «пост» и вернуться к своей маме. В жизнь.

Потеря детей для пары всегда тяжёлое событие. Когда в паре абортируется ребёнок, часть отношений умирает вместе с ним. И теперь необходимы новые душевные силы, чтобы начать отношения заново. Часто это становится причиной распада пары, а если супруги и продолжают жить вместе, то они отдаляются друг от друга.

Здесь необходимо различать потерю ребёнка из-за аборта и потерю от смерти. Для пары это разные процессы. Если умирает ребёнок, то для пары это самое суровое испытание. Часты случаи, когда после смерти ребёнка пара распадается. Это связано с тем, что мужу и жене не удалось погоревать совместно, вместе прожить эту боль. Каждый проживал её самостоятельно, в одиночестве, отдаляясь друг от друга всё сильнее. Такое проживание боли разъединяет супругов. В случае смерти ребёнка решением, объединяющим пару, может быть совместная скорбь. Тогда появляются силы жить дальше. Вместе. А боль становится, хоть и тяжёлым, но не разделяющим, а объединяющим фактором.

Когда речь идёт об аборте, то здесь всё иначе – эта смерть желательна. Женщина и мужчина переживают потерю по-разному. Женщина больше связана с ребенком. В эту связь она включена глубоко и бессознательно. Для мужчины это иначе. На сознательном уровне он скорее находится в роли «стороннего наблюдателя». Мужчине сложно прочувствовать силу этой связи и то, что происходит с женщиной во время беременности и после аборта.

После аборта женщина всегда теряет больше. Она рискует физическим и психическим здоровьем. А боль от потери ребёнка остаётся с ней навсегда. Поэтому последствия и ответственность за аборт для мужчины и женщины разные.

Кроме того, очень важно признать тот факт, что последнее, решающее слово всегда остаётся за женщиной. Практика показала, что не столь важно, принималось ли решение об аборте в паре совместно, или мужчина настоял на аборте, а может быть родственники или врачи. Влияние имеет только то, что окончательное решение женщина принимает сама – одна. Поэтому, в этом смысле, женщина более ответственна за аборт. Это суровая правда, но если женщина сможет взять на себя эту ответственность, то следом за болью появится сила и облегчение. На практике стало видно, что любая попытка оправдать аборт обстоятельствами или сгладить боль, поделив ответственность с мужчиной, только усиливает тяжёлые последствия для женщины и её потомков. Так как это ещё больше разделяет мать с её абортированным ребёнком. Только в согласии со своей ответственностью и виной появляется сила и достоинство. Признание правды делает человека духовно сильнее и даёт возможность перейти в новое качество жизни.

Аборт это то, что разделяет пару. Это «нет», сказанное своему партнеру, и «нет» общим сексуальным отношениям. Для партнёров очень важно понимать, что после аборта их отношения уже не будут прежними. Большая их часть умирает вместе с ребенком. Партнёров отдаляет друг от друга разочарование, обида и потеря доверия в паре. Когда женщина делает аборт, ей необходимо какое-то время, чтобы «переварить» внутри себя это решение. Ей необходимо пережить боль в одиночестве. В этот момент она со своим абортированным ребёнком. Женщина отдаляется от партнёра. И в этом мужчина не сможет ей помочь. Он может только уважать тот процесс, в котором находится его жена. Для мужчины важно дать женщине возможность погоревать столько времени, сколько ей необходимо. Уважение к этому процессу объединяет пару и даёт силу обоим. Женщине необходимо «переболеть», тогда появятся силы принять абортированного ребёнка в своё сердце. Дать ему хорошее место в своей душе. Признать его судьбу. Принять свою вину и ответственность. Принять свою вытесненную любовь к этому ребенку. Несмотря ни на что, мать связана с ребенком любовью и только любовью!!! А затем отпустить его. На это нужно время. (Конечно, лучше эту работу проделать через психотерапию).

В расстановках видно, что абортированные дети, как правило, согласны со своей судьбой, их больше беспокоит отношение к ним живых. Ребёнок остаётся ребенком, какой бы ни была его судьба. А мама остаётся мамой, даже если не успела одарить ребёнка своей любовью. После того, как женщина признаёт абортированного ребёнка, у нее появляется желание посмотреть на партнёра. Это даёт силу, чтобы продолжить отношения, но теперь уже немного по-другому. Живые же дети освобождаются от непосильной ноши – опекать или замещать абортированных детей. И снова смогут брать материнскую любовь. А это значит, что жизнь сможет продолжиться.

Автор: Луковникова М.В. детский, медицинский психолог.
Источник: расстановки-нн.рф


Опубликовал: constellator 28.08.16Комментарии(0)

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):

Расстановщики:


Олег Румянцев - специалист по системным расстановкам

Олег Румянцев

Олег Игоревич Румянцев - сертифицированный специалист по системным семейным и организационным расстановкам, мастер-практик НЛП, специалист по телесно-ориентированной терапии, танатотерапии, бодинамике, холистическому и висцеральному массажу, специалист высшей категории по энергоинформационной медицине, биолокации и биоэнергетике, тренер методики оздоровления и омоложения Анкхара. Олег проводит расстановки по любым личным и семейным запросам, по организационным запросам, работает в группе, индивидуально, и дистанционно.

 Роланд Шиллинг. Roland Schilling

Роланд Шиллинг

Роланд Шиллинг является сертифицированным расстановщиком и обучающим терапевтом DGfS (Немецкое общество системных расстановок), проводит обучение расстановкам как в Германии, так и за рубежом. Имеет 25 летний опыт работы с зависимыми и созависимыми пациентами.

Маргрет Барт (Margret Barth), Германия

Маргрет Барт

Маргрет Барт (Margret Barth) - психотерапевт, тренер-терапевт по системным расстановкам по методу Берта Хеллингера в Немецком общество системных расстановок (DGfS), член руководства и сертификационной коллегии DGfS. Занимается индивидуальной, парной и семейной терапией


Новые комментарии:


Компульсивное переедание

Здравствуйте! Я страдаю компуоьсивным перееданием уже года три...подскажите куда обратиться за помощью, живу в Минске.
Ответ: Как вариант, можно посмотреть причины методом расстановок. На 16 июля есть места, записывайтесь.
Марина

Специалисты в Новокузнецке

Добрый день! Благодарю за статью - получила много разъяснений и понимания. Участвовала в расстановках один раз и сразу заместителем. Масса впечатлений и эмоций - положительных.
Ответ: Благодарим за отзыв.
Татьяна Романова

Здравствуйте. Сложные семейные хитросплетения заставили обратить свой взор в сторону расстановок. Ознакомилась с разными отзывами, с тем, как происходит само действо, с историей метода. Мне это очень интересно, хотя и опасения, не скрою, присутствуют.<br /> Хочу узнать, ес...
Вика

Бывают такие ситуации в жизни, (изнасилования например)когда аборт неизбежен.Не кто не знает что нас ждет в конце этого пути,конечно аборт это но иногда.Но иногда это неминуемо!всем счастья.,и любви без абортов.
Ответ: Аборт это всегда выбор. И последнее слово в этом выборе и принятии решения всегда за женщиной.
Иногда душа ребенка может воплотиться только таким образом. Например, нет шансов, что эта женщина и этот мужчина будут вместе... А, как говорил Берт Хеллингер, "в самом главном все отцы одинаковы".
Почитайте еще статью: "Бабушкина тайна" - http://rasstanovki.by/rasstanovki/babushkina_tayna/
Лара

Гость

Подскажите пожалуйста серцифицированного расстоновщика на Сахалине
Ответ: Нам не известны специалисты, работающие на Сахалине. Можем поработать с вашим запросом индивидуально, дистанционно, например по скайпу.
Костантин Ли