Расстановки

Главная » Статьи о методе расст... » Феномен расстановок п...
Добро пожаловать на первый белорусский сайт о системных расстановках.
Спасибо, что зашли к нам в гости!
Мы - первые! Мы - лучшие!

Феномен расстановок по Хеллингеру

Феномен расстановок по Хеллингеру

Сегодня я хочу рассказать вам про настоящее чудо. Я испытал его на себе. И тысячи людей во всем мире, испытавшие результат этой технологии, тоже подтвердят, что это чудо!

Конечно же, я говорю о семейных расстановках по методу Берта Хеллингера, австрийского психотерапевта, ученого мирового значения, чей вклад в науку о Душе и Любви без всякого сомнения изменит человечество в лучшую сторону гораздо быстрее, чем когда-либо раньше.

Для меня, как для человека ищущего и при этом достаточно практичного, всегда было важно отыскать ту причину, по которой человек не может достичь своей цели или, говоря более простым языком, найти, что мешает исполнению его желаний.

Скажите, разве вы не мечтаете о любви, разве не хотите благополучия для себя, своей семьи, своих детей? Разве вам не важно взаимопонимание с другими людьми на работе, с соседями, дома, наконец?

Эти вопросы волнуют всех и каждого. Но что мешает этим естественным для человека желаниям? И главный вопрос – как же все-таки достичь того, что необходимо и того, что хочется? Чтобы действительно прийти к своей цели, не разочаровываясь ни в себе, ни в окружающих.

Ответ приходит вместе с пониманием, что мы несем в себе не только свои чувства, программы и убеждения, но и всего нашего рода. На глубоком бессознательном уровне мы связаны в единое целое с родителями, братьями и сестрами, дядями и тётями, бабушками и дедушками и всеми, кто жил раньше.

То, с чем не справились в своей жизни они, становится камнем преткновения для нас. И пока мы не осознаем их опыт, никакая позитивная психология нам не поможет. Просто потому, что невозможно думать позитивно, невозможно удерживать хорошие мысли в голове, когда на душе кошки скребут, когда на сердце лежит камень.

Именно благодаря методу семейных расстановок можно увидеть и осознать влияние наших родовых связей, и естественным образом изменить свое поведение, чтобы прийти к желаемому результату.

Почему расстановка приводит к результатам?

Согласитесь, что всем нужна любовь. Любовь партнера, который вниманием и заботой дает нам ощущение собственной самодостаточности; любовь детей, которые дарят нам наслаждение жизнью; любовь родителей, которые дарят нам ощущение поддержки; любовь братьев и сестер, которые дают нам ощущение единства; любовь начальника, которая может выражаться в повышении зарплаты и создании комфортных условий для работы; и любовь покупателей, которые своими деньгами оценивают наш вклад в их собственное благополучие.

Любовь – основа жизни, и Берт Хеллингер обратил внимание, что любовь может существовать только в границах порядка семейной системы. Нарушение порядка ведет к уменьшению любви и, как следствие, к конфликтам, разводам, невозможности создать семью, родить ребенка, несчастным случаям, ранней смерти.

«ПОРЯДОК, — это первоначальный принцип, на котором все построено. ПОРЯДОК сильнее ЛЮБВИ», — к такому выводу в результате многолетней практики пришел Берт Хеллингер.

Красивый образ этих понятий дает терапевт Марианна Франке-Грикш: «ПОРЯДОК — это сосуд. ЛЮБОВЬ — это вода. Если разбить ПОРЯДОК, ЛЮБОВЬ утечёт».

Расстановка восстанавливает правильный порядок в любви и тем самым возвращает гармонию жизни, а именно это люди, в конце концов, называют желаемым результатом, даже если они называют это привлечением денег, созданием любящей семьи, улучшением карьеры или восстановлением здоровья.

Что такое правильный порядок любви?

Порядок является правильным, когда:

• Молодая семья имеет приоритет перед родительскими семьями обоих супругов.

• Отношения в паре строятся по принципу взаимообмена. Должен выполняться Баланс между «давать» и «брать» — базовое условие для того, чтобы отношения сложились. Родители обладают приоритетом перед детьми, а первый ребенок – перед вторым. Родители «большие», дети – «маленькие». Родители «дают» — в первую очередь, жизнь, дети — «принимают» жизнь, а, вырастая, передают ее дальше.

• Каждый в системе имеет свое место по факту наличия жизни (т.е. к системе относятся и абортированные, и мертворожденные дети). Образ базового порядка семьи — это полукруг, где по часовой стрелке расположены отец, мать, дети по порядку рождения. Каждый, кто относится к системе, имеет право на принадлежность. Никого нельзя исключать. Система восстанавливает свою целостность за счет новорожденных. Поэтому место, которое человек занимает в системе, может быть своим или чужим. И тогда он не свободен, а находится в переплетении с судьбой другого человека. Это переплетение происходит на глубочайшем уровне души, который человеком не осознается, и которому он слепо подчиняется.

Кто входит в состав семйеной системы

• Ребенок, его родные и сводные братья и сестры, живые и умершие, мертворожденные, абортированные, иногда выкидыши . Это самый низкий уровень.

• Родители, их родные и сводные братья и сестры, умершие и мертворожденные, абортированные.

• Бабушки, дедушки, иногда кто-нибудь из их родных братьев и сестер, и редко — сводных.

• Прабабушки и прадедушки.

• А также неродственники: предыдущие партнеры родителей и прародителей, отец или мать сводных братьев и сестер. Те, кто получил наследство в результате ранней смерти члена системы или был лишен наследства. Те, с кем обошлись несправедливо, получив при этом значительную прибыль, например, наемные работники. Жертвы насилия или убийств, которые были совершены членами семьи.

Особенно важны лица, у которых была тяжелая судьба, с которыми обошлись несправедливо, или же они были изгнаны, пропали без вести, отданы на воспитание в чужие руки, презираемы и забыты. «Семейное поле».

Ребенок и его родители связаны на клеточном уровне. В свою очередь, родители связаны со своими родителями. Все, кто жил раньше, и мы, живущие ныне, представляем единое целое, которое Хеллингер называет «семейным полем» или «семейной душой».

Каждая структура Вселенной, будь то организм или система, живёт в морфическом поле, которое хранит всю важную информацию о системе. Каждая часть этой структуры, каждый член системы или же каждый индивид в организации, имеет часть знаний об общем и все важные подробности. Вследствие этого,  как считает английский биолог Руперт Шелдрейк  «наша собственная память находится не в нашем мозге», а в поле памяти системы.

Морфическое поле обладает:

• пространственной моделью или порядком;
• временным аспектом (памятью);
• способностью к гибридизации;
• способностью к самоисцелению, восстановлению целостности и порядка.

Все эти 4 аспекта, по мнению Шелдрейка, относятся и к семейному полю, которое проявляет себя в процессе расстановки через движения и чувства заместителей. Как это происходит?

Как происходит процесс расстановки по Берту Хеллингеру?

Собирается группа людей, в которую могут входить как люди, желающие решить свою проблему (заказчики расстановки), так и люди желающие познакомиться с методом и поучаствовать в других расстановках (заместители).

Обычно, семейная расстановка проводится в группе, но возможна и индивидуальная терапия. В таком случае проводится виртуальная расстановка или расстановка на фигурках.

Сначала формируется запрос. Терапевт, в рамках заявленной проблемы, задает вопросы о семейной системе клиента. Совместными усилиями терапевта и клиента формируется окончательный вариант вопроса.

Запрос должен быть коротким, энергетически наполненным. Поскольку эта терапия ориентирована на решение, хорошо, если клиент скажет несколько слов о том, что было бы для него хорошим решением.

Чаще всего разрешимая проблема отличается от неразрешимой тем, что ее можно выразить одной фразой, и каждый может ее понять. Запрос должен быть сформулирован открыто — как в отношении проблемы, так и в отношении решения, то есть в нем не должно содержаться дополнительного обоснования проблемы или условий для того, чему «можно» появиться в решении.

Кроме того, ясный, исполненный силы запрос клиент может высказать, открыто глядя терапевту в глаза. Если же клиент избегает прямого зрительного контакта и смотрит в пол, это говорит о неопределенности чувств и часто заканчивается одним лишь описанием проблемы.

Правда, клиенту не всегда обязательно четко формулировать проблему или запрос, особенно в тех случаях, когда значимое для души и без того обнаруживает себя через какую-то эмоцию, симптом или тяжелую судьбу.

Принять решение о проведении расстановки терапевту помогает сила, которую он чувствует в запросе и которая отражается в напряженном внимании группы. Любой может почувствовать разницу между фразами «я хочу быть свободнее» и «я больше не вынесу эту постоянную депрессию».

Не каждый клиент уже в начале работы группы способен сформулировать свой запрос. Ему может потребоваться время, чтобы сначала познакомиться с этой работой на примере других. Нередко участники в течение семинара изменяют свой запрос, поскольку лишь опыт других помогает научиться видеть то, что действительно важно. Правда, бывает и так, что под впечатлением от тяжести чужих судеб участники отступают от первоначального, полного силы запроса и уходят на «запасной путь».

После запроса, при групповой расстановке, клиент сам выбирает для себя и для важных членов семьи заместителей из участников группы и расставляет их, исходя из интуитивных движений своего тела или следуя своему внутреннему образу.

Хорошо, когда на роль мужчины есть возможность выбрать мужчину, а на роль женщины – женщину. Но, как показывает практика, замена мужчины женщиной не искажает результаты работы. Клиент расставляет заместителей в пространстве в соответствии со своим внутренним образом. После этого он садится на свое место и наблюдает за происходящим.

А далее начинается процесс, в котором, как мудро отметила психотерапевт Урсула Франке, «тело служит резонатором и точным носителем информации о мире». Через движения тела и ощущения можно увидеть, куда течет любовь, или где течение любви оказалось блокировано, в каких переплетениях с судьбами нашего рода мы находимся.

Реальность бессознательного становится зримой, очевидной. Становятся видны не только причины конфликтов, болезней и несчастных случаев, но и проясняется возможность исцеления и улучшения сложных ситуаций. «Психотерапия в гармонии» — так называет это Б.Хеллингер.

Терапевт дает время заместителям, чтобы они вчувствовались в свои реакции и сконцентрировались на возникающих у них чувствах и ощущениях. Терапевт дает возможность образу расстановки подействовать на себя. Точнее говоря, он дает подействовать на себя полю или душе расставленной семьи.

Не останавливаясь на деталях, он обращает внимание на первые, часто тонкие телесные реакции заместителей, импульс к совершению какого-либо движения, беспокойные движения тела, перевод взгляда с одних членов семьи на других, взгляд, направленный в пол, в потолок или вдаль и т. д. Одновременно он следит за собственными внутренними, а иногда и телесными реакциями, за возникающими у него самого «образами» и первыми проблесками «истины». Насколько получится, он «опустошает» себя и позволяет вести себя тому, что видит, тому, что трогает его душу.

Часто это самый трудный момент для терапевта. Поскольку здесь он ничего не может сделать, он еще не знает, куда пойдет динамика расстановки. Он испытывает искушение начать размышлять, привести расстановку в соответствие с уже имеющейся у него информацией или думать о том, как он будет действовать. На него может давить мысль о том, что теперь успех расстановки зависит от него. Он может также испытать страх перед тем, что обнаруживается или не обнаруживается в расстановке. Или он преждевременно уверяется в том, что знает, как можно быстро достичь решения.

Здесь важно то, что Берт Хеллингер называет феноменологическим взглядом: созерцанием «без знания», «без намерений», «без страха». Но в то же время это момент глубокого участия в том, что затрагивает самое нутро семьи, и созерцание терапевта, его восприятие (как и восприятие заместителей) сопровождается своего рода благоговением и благодарностью за право такого участия. Этот первый тихий момент расстановки до опроса заместителей имеет огромное значение. Он необходим для того, чтобы «обнаружить», что душа группы готова себя проявить.

В большинстве случаев терапевт очень точно чувствует, как долго должна сохраняться эта тишина. Она проникнута выстраивающейся силой и напряжением, а иногда уже и первым глубоким контактом, зарождающимся в расстановке, захватывающим терапевта и группу. Если терапевт начнет опрос слишком рано, это «захватывающее» не сможет раскрыться и дальнейший процесс расстановки останется поверхностным или пойдет с трудом.

При этом терапевты часто не доверяют собственному наблюдению. Тогда им «нужны» заместители и их высказывания. Но это может подорвать доверие к терапевту. Если же терапевт ждет слишком долго, то энергия снова уходит, заместители становятся беспокойными и нетерпеливыми или вовлекаются в процесс, «вынимающий» их из динамики чужой семьи и погружающий в их собственную динамику, которая может фальсифицировать процесс расстановки.

Если заместители внимательны, а так бывает почти всегда, терапевт начинает спрашивать их, какие чувства они испытывают на отведенных им местах. Возможно (особенно когда заместители еще не знакомы с работой методом расстановки), ему следует поощрить их доверять тому, что они чувствуют, и не бояться открыто об этом говорить. Но большинству заместителей, по крайней мере, в нашем культурном пространстве, без труда удается выражать свои чувства.

Иногда случается так, что кто-то говорит не из своей роли, а рассказывает о том, что он думает о подобной ситуации независимо от расстановки. Или он говорит то, что, на его взгляд, он должен говорить. Обычно терапевту бывает достаточно кратко прояснить ситуацию и помочь участнику стать заместителем. Но бывает и так, что заместители не выражают свои чувства, а передают то, что видят. Их взгляд остается поверхностным и привязанным к описанию позиции в расстановке. Обычно это тоже легко поправить, коротко указав участнику на «службу» заместителя в расстановке.

Нет никакой необходимости опрашивать сразу всех заместителей, а зачастую это может даже помешать (в первую очередь в больших системах). Если у кого-то обнаруживается значимая динамика, терапевт сразу же идет вместе с ней и в духе этой динамики предпринимает первые изменения позиций. Действуя таким образом, он идет вместе с силой и течением энергии расстановки. Если он поступит иначе и продолжит опрос, то энергия, по крайней мере сначала, снова уйдет. Если оказывается, что следование первой динамике не ведет к решению или что это вообще ложный путь, это легко поправить в дальнейшем ходе расстановки.

Иногда кто-то из заместителей ничего не чувствует, но этим нечувствием он сообщает что-то верное. Некоторых заместителей нужно слегка притормозить в потоке их речи, чтобы они не отходили от главного, которое может быть выражено очень просто и коротко. Если кто-то из заместителей выказывает сильное чувство или спонтанную телесную реакцию, то терапевт остается с этой невербальной реакцией, а не «вытаскивает» из нее заместителя, прося его описать ее, потому что выявление глубокой душевной динамики в семье гораздо важнее, чем слова.

Если заместитель говорит то, что противоречит впечатлению терапевта от увиденной им динамики, тогда он доверяет собственному чувству и сообщает о нем. Часто это способствует прояснению важных и отвечающих реальности моментов в высказываниях заместителей. Терапевт следит за тем, чтобы готовность заместителей к сообщению не реализовывалась ими по собственному усмотрению. В некоторых расстановках заместители, как, может быть, и в реальной семье, вступают друг с другом в диспут. Это отвлекает от главного, и терапевт должен вернуть заместителей к тишине, в которой может проявиться и раскрыть себя Подлинное.

В ходе опроса заместителей терапевт постоянно держит в поле зрения клиента, о семье которого идет речь (в большинстве случаев клиент в это время наблюдает и слушает, находясь вне расстановки). Он как бы краем глаза следит за его реакциями и время от времени может задавать ему вопросы в связи с высказываниями заместителей и выяснять, имеют ли их слова для него смысл. Влияние расстановки на решение проблем не в последнюю очередь состоит в том, что расставляющий заново обнаруживает себя и свою семью в реакциях заместителей, так что, даже находясь снаружи, он может быть в резонансе с процессом расстановки.

Ядром каждой расстановочной работы является следование за реакциями заместителей, за тем, что терапевт «видит» и чувствует, а также соответствующие перестановки и дополнения. Здесь шаг за шагом проявляется то, что отягощает душу группы и держит семью в тисках скверной судьбы, а также то, что способно развязать узел переплетения и привести незавершенные процессы в семье к избавительному завершению.

Для терапевта каждая расстановка уникальна и нова, здесь каждый раз нужно заново не позволять себе руководствоваться застывшими правилами, а только любовью, силой и истиной самой системы. Если терапевт теряет контакт с потоком расстановки, то это не так страшно, если он сумеет своевременно к нему вернуться. Есть доверять процессу расстановки, реакциям заместителей и собственным чувствам, то заблуждения обнаруживаются быстро и чаще всего поддаются корректировке. Если процесс застопоривается, то в большинстве случаев здесь нужна новая информация и включение в расстановку значимых членов системы.

”Разрешающие” фразы в расстановке.

Очень важны в расстановке разрешающие фразы. Эти слова терапевт может задавать сам или предоставлять заместителям найти их. Главное, чтобы они вытекали непосредственно из процесса расстановки и отвечали происходящему. Они приходят из проникновения в глубокие душевные процессы семьи.

Если терапевт и заместители открываются тому, что происходит в семье и душа группы готова к решению, то часто эти фразы рождаются как бы сами собой. Они облекают связь и решение в словесную форму. Они трогают и волнуют душу.

В расстановках используются два вида «разрешающих» фраз: это фразы, обнаруживающие роковые связи, и фразы, их развязывающие.

«Обнаруживающие» фразы действуют разрешающе, поскольку в них выходит на свет роковая связь, которая определяла предыдущую жизнь человека, и выражают согласие со связующей любовью.

Это такие фразы, как: «Мама, я пойду к твоей сестре в смерть вместо тебя, тогда ты сможешь остаться с папой», или «Дорогой дедушка, ты все потерял; я тоже ничего не сохраню, тогда я буду рядом с тобой».

«Развязывающие» фразы направляют любовь в другие, открытые области жизни. В них клиент отдает должное судьбе тех, кто связан, он смотрит на их любовь и оставляет их судьбы тем, кто должен их нести и чаще всего уже несет.

Так, дочь может сказать брошенной невесте отца: «Я вижу твою боль, но я не могу ее у тебя забрать, твою боль и злость я должна оставить тебе и отцу. Будь доброжелательна по отношению ко мне, если я тебя отпущу, пойду к моей маме и сохраню моего друга».

Разрешающие фразы «срабатывают», только если клиент стоит напротив того человека, с которым он связан. Этот процесс, когда двое друг на друга смотрят, требует времени, пока они не почувствуют свои отношения и свою связанность. Решение происходит «лицом к лицу». Так что разрешающие фразы нельзя позволять произносить слишком рано.

Кроме того, нужно следить за тем, чтобы эти люди действительно почувствовали свою связь. Только тогда фразы произносятся как бы сами собой и могут проявить всю свою силу. При этом терапевт следит за тем, чтобы, произнося фразы-решения, клиент сохранял прямой зрительный контакт с тем человеком, с которым его связывает судьба. Дело в том, что клиент часто пытается отвести глаза и таким образом уйти в чувства, поддерживающие его переплетение. В этом случае, чтобы выражение «разрешающих» чувств стало возможным, терапевт осторожно возвращает клиента к зрительному контакту.

«Разрешающие» фразы относятся к самой сердцевине работы с расстановкой. Они придают звучание запечатленным в душе образам. Они не обязательно привязаны к образам расстановки — трогающая душу речь всегда «видит».

Ритуалы в семейной расстановке.

Большую роль в семейной расстановке играют ритуалы. Ритуал — повторяемое и остающееся неизменным действие — соединяет нас с глубокими пластами действительности. Ритуал позволяет познать те силы души, о которых невозможно рассказать только при помощи языка без потери смысла.

Здесь я коротко остановлюсь только на тчетырех ритуалах. Это поклон, «лечь рядом с мертвыми», ритуал возврата и ряд предков.

Поклон.

В поклоне клиент склоняется перед своими родителями. Он склоняется перед судьбой своей семьи и теми, кто эту судьбу несет. «Склониться» — это больше, чем просто поклон. В глубоком поклоне, часто до самой земли, человек отказывается от самонадеянности прежде всего по отношению к отцу или матери. Такой поклон нужен, если человек упорно отказывается от движения любви к родителям, бросает родителям тяжкие упреки, если он, может быть, даже давал волю рукам или донес на них.

Поклон становится решением и в том случае, если человек из любви или высокомерия ставит себя выше родителей, и потому в душе, а иногда и в действительности их потерял. Поклон восстанавливает изначальную разницу между родителями и ребенком и часто становится предпосылкой к возобновлению течения потока любви. Иногда он вызывает у человека слезы, в которых может раствориться самонадеянность, а может быть, и вина.

Если в момент поклона у человека возникает ощущение унижения со стороны родителей, значит, это движение здесь неуместно. Так бывает, если у клиента, например, всплывают воспоминания о том, как родители его били. Тут нужен другой процесс решения, чаще всего предварительная работа в расстановке с родителями. Идущий от души поклон приносит освобождение всегда, даже если он не всегда может быть принят.

Иногда для поклона бывает слишком поздно, и тогда, отвечая за последствия, человек должен нести по отношению к родителям что-то вроде вины. Если сопротивление поклону слишком велико, можно попросить заместителя совершить его вместо клиента. Часто это действует еще сильнее. Заместителю легче «отдаться» происходящему.

По реакции заместителя и по тому влиянию, которое оказывает на него поклон, часто бывает легче почувствовать, насколько он верен. К тому же наблюдающий клиент, как правило, проделывает его вместе с заместителем.

Возможно, поклон заместителя дает больше, поскольку заместитель не скован страхом осрамиться, а еще потому, что сопротивление здесь тоже уважается. В поклоне есть еще одно, не менее важное движение, а именно выпрямление.

Когда человек выпрямляется после поклона, к нему возвращаются сила и мужество, чтобы занять подобающее место в отношениях и продолжить движение любви. Но иногда для того, кто чувствует себя униженными или является жертвой насилия, выпрямление может быть важным движением и без предварительного поклона.

Склониться — это всеобъемлющий акт уважения, почтения и отказа от чужого. В нем человек отдает дань кому-то из своих предков и его судьбе. В нем он соглашается с тем, что судьба другого привнесла в его жизнь и возвращает ему его судьбу. Склониться — значит позволить чему-то закончиться, так, чтобы со временем закончилось и его влияние.

Лечь рядом с мертвыми.

Если кто-то в системе умер и нужно посмотреть, какое влияние оказывает его смерть на семью, можно развернуть умершего человека лицом наружу и вывести на несколько шагов из семьи. Или его можно попросить выйти за дверь.

Если кто-то умер плохой смертью или если чья-то смерть не воспринималась и ей не отдали должного, можно попросить заместителя этого умершего лечь на пол (обычно на спину). Чаще всего это вызывает очень сильную реакцию в расстановке, поскольку здесь смерть познается вместе с тем влиянием, которое она оказывает.

У кого-то из членов системы может появиться желание лечь рядом с мертвым, или мертвый может захотеть, чтобы его еще раз обняли, или умирающая мать может еще раз обнять ребенка, или живые могут склониться перед мертвыми. Поскольку нередко бывает так, что живые не попрощались с мертвыми, таким образом, это можно восполнить.

Если человека просят лечь рядом с кем-то мертвым, таким образом, выражается уважение к его тяге в смерть и частой потребности живых быть рядом с мертвыми. Ведь нередко случается наблюдать, что живые хотят вернуть мертвых в жизнь. А ложась рядом с мертвыми, они очень быстро понимают, что это невозможно, что мертвые этого тоже не хотят.

С другой стороны, «лечь рядом с мертвыми» для многих оказывается своего рода избавлением, в этом можно отчасти почувствовать власть желания умереть. Если живой некоторое время лежит рядом с мертвым, их связь становится очень глубокой. Но мертвым часто становится беспокойно, им хочется отвернуться, хочется, чтобы их оставили в покое. Это дает возможность живому почувствовать, что среди мертвых его пока не ждут, и ему становится легче обратиться к жизни.

В большинстве случаев подобное движение возможно лишь после того, как человек некоторое время лежал рядом с мертвыми. Но ритуал «лечь рядом с мертвыми» шире, чем эти процессы. В нем человек начинает понимать, что жизнь и смерть — это часть действительности.

По ту сторону воли к жизни, надежды и утешения человек познает разрешающее воздействие, которое приходит из согласия и гармонии с бездной действительности. Мы узнаем, что жизнь есть нечто, что на время появляется из темноты и снова в эту темноту возвращается, что жизнь, такая, какой она возвращается в эту темноту, окончательна и завершена. Жизнь и смерть, удача и ужас, как и все, что есть, вплетены в некую большую действительность.

Ритуал возврата.

Берт Хеллингер разделил чувства на четыре категории:

- первичные,
- вторичные,
- перенятые,
- метачувства.

В ритуале возврата речь идет о перенятых чувствах. Это чувство, которое мы часто испытываем и которое не совсем соответствует ситуации.

Например, беспричинные чувства вины, тревоги, страха, одиночества могут быть перенятыми и достаться нам по наследству от наших родителей или более дальних родственников.

Происходит это тогда, когда родители или родственники вытеснили эти чувства, не осознав их в полной мере. Смысл ритуала заключается в том, чтобы в символической форме передать их истинному владельцу. После этого ритуала облегчение испытывает как сам клиент, так и тот, кому вернулись принадлежащие ему по праву чувства.

Ряд предков.

Иногда, несмотря на найденное в расстановке решение, кажется, что у клиента на его месте по-прежнему нет энергии. Тогда за ним можно поставить его родителей. Так он получает возможность ощутить их силу, вобрать ее в себя, почувствовать, что эта сила его несет и держит.

Если силы родителей недостаточно, то за ними можно поставить их родителей и так далее, пока не потечет поток силы. Если родители расстались, то для этого ритуала их ставят вместе, а после снова по отдельности. Мужчина особенно чувствует поток силы, стоя в ряду мужчин, женщина — в ряду женщин.

Стоя в ряду своих предков, человек не только наполняется ощущением основы и поддержки, которую дают ему родители, род, большая душа, он проникается сознанием и силой того, что теперь он взрослый.

И если работа была направлена на травматические переживания ребенка и детские потребности, то наряду с движением любви через этот ритуал приходит то, что дает опору и устойчивость. Для многих в этом ритуале открывается взгляд вперед. Нашу жизнь питает не только «источник», но и «разница», которая тянет нас вперед.

Завершение расстановки.

В большинстве случаев расстановка ведет к созданию нового порядка в системе. Клиент получает образ-решение, в котором внешне видит, кто и какое «разрешающее»место занимает в его семье, и чувствует по фразам и жестам членов своей системы,  находится ли они между собой в любви и согласии.

Упорядочивание расстановки и приведение ее к образу-решению происходит по определенным правилам, которые доказали свою эффективность для решения в очень многих расстановках: Дети стоят напротив родителей. В большинстве случаев четкое разделение уровней детей и родителей и возможность при этом видеть друг друга оказывает самое «разрешающее» воздействие.

Дети ставятся рядом друг с другом, согласно базовому порядку, то есть сначала идет старший ребенок, за ним — второй и т. д.

В образе-решении базовый порядок проявляется в расстановке членов системы по часовой стрелке. Вошедшие в систему раньше стоят справа, вошедшие позже по старшинству — слева. Первое место (справа) занимает тот из родителей, кто в большей степени отвечает за безопасность семьи, или тот, кто особенно много (в смысле судьбы или собственности) приносит в нынешнюю семью из своей родительской семьи, или тот, у кого уже есть дети из предыдущих отношений.

Иногда родителям бывает нужно получить «подкрепление» от предков, прежде всего в том случае, если они рано умерли; за родителями можно поставить бабушку и дедушку, иногда и других предков.

Иногда большое значение для решения имеют стоящие рядом с одним из родителей или с ними обоими их рано умершие родители, или братья и сестры, или другие родственники, и прежде всего в том случае, когда нужно снова дать течь потоку любви и еще на некоторое время дать место рядом с живыми тем членам семьи, на которых раньше не смотрели.

Если у родителей раньше были другие стабильные отношения без совместных детей, отец встает между предыдущим партнером матери и матерью, а мать — между прежней партнершей отца и отцом. Это оказывается невозможным, если прежняя любовь еще очень сильна. Такая позиция «между» невозможна и в том случае, если от предыдущих связей есть дети.

Если муж, например, разошелся с первой женой, от которой у него двое детей, снова женился и от второй жены у него тоже есть ребенок, тогда порядок будет такой: сначала идет первая жена, затем дети от первого брака, отец, его вторая жена и потом ребенок от второго брака.

При этом не следует забывать о том, что первая жена, хотя и занимает в системе более высокое место, по отношению ко второй жене она рангом ниже.

Дети от первого брака занимают более высокое место и обладают более высоким рангом. Иногда вследствие тяжелой вины, например, убийства, кто-то должен покинуть систему семьи. В этом случае нужно считаться с тенденцией этого человека к уходу. В расстановке это выражается в том, что его ставят далеко от остальных членов семьи или выставляют за дверь, чтобы он больше не отягощал систему.

Других членов семьи, которых тянет уйти, иногда нужно оставить стоять, развернувшись лицом наружу. Но в образе-решении часто бывает нужно снова их повернуть, чтобы они могли лучше чувствовать свою принадлежность, даже если их тянет прочь. Сделать это легче, если известно, к кому их тянет, и тогда после процесса решения оба эти человека могут снова встать лицом к семье. Абортированные дети или выкидыши на ранних сроках в ряд братьев и сестер обычно не включаются.

Ясное знание о «разрешающем» порядке в образе-решении многое облегчает для терапевта.

Заместители не могут найти «разрешающий» порядок сами, поскольку, как уже было сказано, находятся внутри системы. Но, стоя в новом порядке, они прекрасно чувствуют, хорошо это или нет. Если им некомфортно, то чаще всего процесс и образ-решение требуют «доработки».

Существует еще одно жесткое правило: чем проще перестановки и чем больше они связаны с начальным образом системы, тем лучше. Любая избыточность в перестановках и связанные с этим беспокойство и неясность сбивают с толку. Порядок в образе-решении не всегда должен быть точным (кроме порядка следования братьев и сестер), если точность отягощает динамику решения. Поэтому и не каждая расстановка должна быть до конца упорядочена.

Не всегда важно и то, кто из родителей стоит справа, а кто слева. Но в общем, именно образ-решение обладает в воспоминании разрешаюшей силой большого радиуса действия, так что имеет смысл проследить за тем, чтобы он был верен в плане порядка и давал разрешение. Тут может помочь ощущение хорошей оформленности и гармонии в образах-решениях. Иногда образ-решение приобретает некую внутреннюю и внешнюю красоту и излучает на всех что-то светлое и радостное.

Самого клиента обычно включают в расстановку в самом конце, когда его заместитель символически передает ему  весь накопленный опыт. Клиент благодарит заместителей и на этом расстановка завершается.

Области применения расстановок.

Вот перечень наиболее часто встречающихся запросов для расстановок:

• Работа с супружескими парами (условия для хороших отношений, развод, второй брак, отношения в паре.
• Отношения с семьями родителей, работа с трудными, запутанными отношениями в семьях).
• Отношения детей и родителей (условия для хороших отношений, приемные дети, нерожденные и рано умершие дети, «замещающие» дети и др.)
• Сложные темы в отношениях между родителями и детьми (алкоголизм, наркомания, жестокое обращение, инцест и др.).
• Приемные дети.
• Работа с парами, ожидающими ребенка, бесплодие.
• Особенности работы с психосоматическими расстройствами. Работа с тяжелыми заболеваниями.
• Работа с тяжелыми заболеваниями, повторяющимися из поколения в поколение.
• Работа с системой родового дерева.
• Повторение чужой судьбы и как этого избежать.
• Принятие смерти близких родственников.
• Синдром годовщины (повторяющийся уход родственников из жизни из поколения в поколение в определенном возрасте).
• Незавершенные отношения с умершими.
• Поиск оптимальных решений для сложных семей (семьи, где есть дети от разных партнеров).
• Любовные треугольники.
• Работа со страхами и симптомами различных заболеваний.

Проведение расстановки полезно, например, при следующих проблемах:

• Вы не знаете и не можете найти своего места в жизни Вы чувствуете себя «как-то не в себе» или как будто вы управляемы извне Ваше поведение и манера себя вести кажутся неадекватными, противоречивыми…
• У Вас или в Вашей семье были тяжелые судьбы, например, рано умершие члены семьи, самоубийства, много несчастных случаев, психопатология и т.д.
• Крайне неуравновешенные отношения, в которых нет мира, происходит тяжелая борьба, конфликты совести и чувство вины, ощущение себя жертвой, страх сделать что-то плохое…
• Вы пережили тяжелый травмирующий опыт (война, насилие, катастрофа и т.д) У Вас есть проблемы близости/дистанции, страхи, фобии.
• Если Вы сами или члены Вашей семьи страдают алкогольной, наркотической и др. зависимостями .
• Существуют проблемы в отношениях с родителями, детьми Вы испытываете чувства безнадежности, пессимизма, депрессии, не объяснимые с точки зрения реальной жизни.
• Неустроенные партнёрские отношения и личная жизнь.

Что можно считать хорошим результатом расстановок?

В первую очередь, это обретение внутренней позиции смирения и осознания своей «роковой» включенности в систему.

Принятие родителей (и жизни), а также всего, что было, с благодарностью и уважением. Понимание своего места в системе и отказ от искупления вины. Позитивные действия вместо страданий.

Осознанная любовь и гармония с тем, что больше нас. Это «прекрасные плоды, которые сами созревают» со временем в душе, когда человеку удается навести внутри себя порядок.

В нашей стране, как и во всем мире, популярность системно-феноменологического подхода Берта Хеллингера непрерывно растет. Хеллингер считает, что «помощь – это искусство», и будучи великим мастером, часто рассказывает истории.

Эта история о том, как быть полезным в помощи: Однажды старого учителя спросили: «Когда ты помогаешь другим, как же ты это делаешь? К тебе нередко приходят люди и спрашивают у тебя совета в таких вещах, о которых ты сам знаешь совсем немного. И все же после этого им становится лучше».

В ответ учитель сказал: «Если человек остановился на пути и дальше двигаться не хочет, дело не в знании. Просто он ищет уверенности там, где требуется мужество, и свободы там, где правильное ему уже не оставляет выбора. Так он и ходит по кругу. Учитель же не поддается иллюзиям и отговоркам. Он ищет середину и там, собравшись, ждет — как тот, кто расправил паруса навстречу ветру, — пока его не достигнет слово, в котором есть сила». И если тогда придет к нему другой, учителя он обнаружит там, куда ему самому нужно, — это ответ для них обоих. Здесь оба слушатели».

И добавил: «В середине легко».

P.S. Перед началом расстановки никто не знает, что его ждет, но если довериться Большой Любви Духа, он обязательно поможет развязать узлы в прошлом и приведет вас к любви сейчас. А только любовь приносит результаты, потому что именно она есть и цель и средство достижения цели.

Автор: Марк Ифраимов, психолог, ведущий тренер и директор АНО «Просветительский центр ”Просвещение и культура 21 век».


Опубликовал: constellator 07.01.17Комментарии(0)

Поделись с друзьями!

Комментарии

Добавить комментарий

  • Имя Фамилия:
  • E-Mail:
  • Заголовок:
  • Текст (255 символов):

Расстановщики:


Олег Румянцев - специалист по системным расстановкам

Олег Румянцев

Олег Игоревич Румянцев - сертифицированный специалист по системным семейным и организационным расстановкам, мастер-практик НЛП, специалист по телесно-ориентированной терапии, танатотерапии, бодинамике, холистическому и висцеральному массажу, специалист высшей категории по энергоинформационной медицине, биолокации и биоэнергетике, тренер методики оздоровления и омоложения Анкхара. Олег проводит расстановки по любым личным и семейным запросам, по организационным запросам, работает в группе, индивидуально, и дистанционно.

 Роланд Шиллинг. Roland Schilling

Роланд Шиллинг

Роланд Шиллинг является сертифицированным расстановщиком и обучающим терапевтом DGfS (Немецкое общество системных расстановок), проводит обучение расстановкам как в Германии, так и за рубежом. Имеет 25 летний опыт работы с зависимыми и созависимыми пациентами.

Маргрет Барт (Margret Barth), Германия

Маргрет Барт

Маргрет Барт (Margret Barth) - психотерапевт, тренер-терапевт по системным расстановкам по методу Берта Хеллингера в Немецком общество системных расстановок (DGfS), член руководства и сертификационной коллегии DGfS. Занимается индивидуальной, парной и семейной терапией


Новые комментарии:


Посещаю группы по семейным расстановкам больше года. Даже сделал себе одну расстановку. Меня терзает вопросы, на которые мне никто не дал вразумительного ответа. Может ли поле ошибаться и как часто это происходит? И исходя из вашего опыта, через какой промежуток времени пр...
Борис Фиафилов

..

Да уж спасибо за желаю вам мира счастья и благополучия ! И откуда вы все то и знаете
Ответ: Благодарим
evia к

Вопрос к Штефану Хаузнеру

Здравствуйте. Хотела спросить : на каком языке Вы проводите расстановки? И как узнать о расписании о проведении расстановок в Испании ? Спасибо
Ответ: Штефан Хаузнер проводит расстановки на немецком и английском языке. Для русскоязычных групп обычно нанимается переводчик. У него график поездок обычно расписан на 2-3 года вперед.
Ольга Ежкова

А как актеры воплощаются в героев, проживают как живых и мертвых и ничего, за исключением ряда случаев.Столько раз они проживают чужую жизнь, а как они защищаются, вовлекаясь эмоционально в чужую жизнь?
Ответ: Герои бывают настоящие и выдуманные. Игра актеров и поле в расстановке - совершенно разные вещи.
галина

комментарий:

Приветствую всех! Большая благодарность автору статьи. Как психолог и растановщик со стажем,соглашаюсь со всем написанным.За стоматологическую аллегорию - спасибо, повеселилась! Понимаю озабоченность и интерес клиентов к безопасности, уделяю этому внимание в работе. Одн...
Гелия Мурсалимова